АПМИ РЕКОМЕНДУЕТ


АПМИ ПРИГЛАШАЕТ

 

Акция ДОБРО ДЕТЯМ 15 ноября!

Анонсы

АПМИ-Партнер Большого Правительства РФ

Фонд Русская Берёза

Фонд Русская Берёза

Меценатство или выгодное социальное предпринимательство России?

Где заложены истоки?


С древности известны многочисленные случаи того как превосходство в культуре способствовало заключению выгодных контрактов. Приведем один из таких типичных примеров.

 

Полторы тысячи лет назад в правление Византийского императора Юстиниана Великого один из его подданных, купец по имени Сопатр прибыл на остров Цейлон (современное государство Шри-Ланка), бывший в то время центром мировой торговли, на котором пересекались морские пути Восточной Африки и Китая. Одновременно с ним сюда приплыло судно с товарами из Персии, основного конкурента Византии на Ближнем Востоке. По существовавшему тогда обычаю купцов провели к местному царю, который после установленного приветствия приказывает им сесть и начинает поочередно их расспрашивать о том, благополучно ли в их стране и как идут дела. Оба купца ответили, что все хорошо. Потом царь их спрашивает: «Который из ваших властителей больше и сильней»? Перс быстро ответил: «Наш царь и сильней, и больше, и богаче других и может делать все, что захочет». Византиец же ничего не отвечал, чем вызвал неподдельный интерес у цейлонского владыки: «Что же ты молчишь? Неужели тебе нечего сказать в ответ?» Тогда Сопатр ответил: «Что мне добавить к тому, что мы уже слышали? Если хочешь узнать истину, то ты имеешь перед собой обеих царей. Взгляни и рассуди сам, кто из них обладает большим могуществом и величием». Эти слова привели властителя Цейлона в необычайное изумление: «Как, разве здесь находятся оба царя?!» На это византиец отвечал: «Здесь находятся монеты того и другого: византийская номисма и персидский милиарисий или драхма. Сравни изображения наших повелителей на монетах и тебе все станет понятно». После недолгого раздумья царь согласился и велел принести обе монеты. Здесь следует отметить, что искусство чеканки монет в Византии находилось на очень высоком уровне, а талантливые мастера пользовались покровительством императора. К тому же для заграничной торговли всегда старались использовать наиболее качественные золотые монеты, с которыми серебряные персидские милиарисии не могли стоять даже рядом. Вот почему, сравнив монеты между собой, цейлонский царь пришел к выводу, что могущество Персии не идет ни в какое сравнение с Византией. После этого он  пристыдил хвастливого перса, а посланникам же ромейского императора, наоборот, оказал всевозможные почести и предоставил большие преимущества в торговле.

Так покровительство искусству благоприятно сказалось на на государственном уровне. Конечно, с момента описываемых нами событий утекло много воды. Но можем ли мы сказать, что ситуация изменилась в противоположную сторону? Действительно ли за полторы тысячи лет поддержка культуры перестала быть выгодной? Многочисленные примеры свидетельствуют обратное, а современное состояние финансирования культуры в Европе служит лучшим тому подтверждением. Остановимся на этом поподробнее.

Начиная с 2010 года, эпицентр финансово-экономического кризиса переместился из США в Европу. Греция, Португалия, Испания, Италия, Ирландия, Венгрия и другие члены ЕС оказались на грани дефолта. Во многих из перечисленных стран прошедший год запомнился непрекращающейся чередой забастовок и антиправительственных демонстраций. Сожженные и разграбленные магазины, разгромленные улицы, сотни пострадавших демонстрантов и полицейских, ожесточенные споры политиков, которые в своих высказываниях переходят за грань приличия. Еще недавно это казалось немыслимым для Европы, однако теперь уже никого не удивляет. Даже относительно благополучная Франция – и та постепенно превращается в очаг социальной борьбы, направленной против государственной политики тотальной экономии.

Для иллюстрации политики затягивания поясов в Европе можно привести программу утилизации самолетов-разведчиков Nimrod MRA4, проводившуюся в Великобритании. На их разработку было потрачено 5,7 миллиарда долларов, но на вооружение они так и не были приняты. Готовые же самолеты в январе 2011 года были уничтожены при помощи… экскаваторов. Представители  компании-разработчика BAE Systems назвали происходящее «варварским вандализмом», а у военных на глаза наворачивались слезы. Тем не менее, министерство обороны Великобритании все равно на это пошло, поскольку отказ от Nimrod позволит сэкономить около двух миллиардов фунтов стерлингов в ближайшие 10 лет.

 

Вот почему, учитывая сложившуюся ситуацию, логичнее всего следовало предположить, что в рамках многочисленных секвестров государственных бюджетов стран-членов Евросоюза, статьи расходов на поддержку культуры первыми «попадут под нож». В самом деле, о какой поддержке искусства может идти речь, когда уровень жизни европейцев вследствие кризиса существенно упал, а безработица бьет все мыслимые рекорды? О каких расходах на культуру мы говорим, когда под угрозу ставятся вопросы национальной безопасности? Может ли, в конце концов, идти речь о пирожных, когда народу не хватает хлеба?![1]

Оказывается, может. Так, в конце ноября 2011 года состоялось заседание Еврокомиссии, по итогам которого было принято решение о реализации крупнейшей программы бюджетного финансирования культуры под названием «Творческая Европа». Она будет реализовываться в период с 2014 по 2020 год, для чего будет выделено 1.8 миллиарда (!) евро. Согласно данной программе расходы бюджета на поддержку культуры должны вырасти на 35%. Половина из выделяемых средств пойдут на развитие киноиндустрии, остальная часть достанется театральному и изобразительному искусству.

Принятие программы «Творческая Европа» не может не вызывать удивление. На первый взгляд, это напоминает пир во время чумы. Неужели правительство Евросоюза не боится быть сметенным волной народного недовольства, а печальный пример Марии-Антуанетты так никого ничему и не научил?!

 

Ситуация, однако, проясняется после слов комиссара Евросоюза по делам образования, культуры, языков и молодежи, Андруллы Василиу, не так давно заявившей: «Финансовая помощь позволит творческим людям Европы достучаться до новой аудитории в Европе и за ее пределами, пробиться на новые рынки…». Именно последняя часть фразы является для нас ключевой, объясняя логику действий Еврокомиссии.

В условиях всеобщего нарастающего народного недовольства разбрасываться деньгами никто не собирается. Наоборот, при помощи данной программы руководство Евросоюза пытается реализовать новую общеевропейскую стратегию стимулирования экономики через развитие культурных инициатив. Проще говоря, спад промышленного производства попытаются, во-первых, преодолеть при помощи выхода на новые рынки сбыта, а во-вторых, если это сделать не удастся, то компенсировать снижение занятости в производстве посредством переориентации трудовых ресурсов в сферу туризма. В случае успешной реализации «Творческой Европы» вклад культурного сектора в общеевропейский ВВП будет не 4.5% (усредненные данные по странам Европы), как в настоящее время, а гораздо выше. Следует отметить, что оптимизм разработчиков программы основывается не на пустом месте, а на сухих статистических данных, согласно которым уже сейчас значение туристического сектора в ВВП некоторых европейских стран, например, Франции, перевешивает автомобильную промышленность (7% против 5% соответственно).

 

Следует отметить, что подход европейских властей в отношении сферы культуры существенно отличается от американского. Если за океаном склонны сокращать ее финансирование, чтобы уменьшить дефицит бюджета и преодолеть экономический спад, то в Европе мы встречаемся с противоположным подходом.

 

 

Как мы показали, вложения в культуру являются очень выгодными инвестициями, поскольку развитие туристической сферы может потянуть за собой остальную экономику. Эффект, оказываемый экспортом культурных ценностей на торговлю, не столь очевиден, однако не стоит его недооценивать. В данном случае мы сталкиваемся с вопросом о сроках окупаемости инвестиций, под которыми понимают период времени, необходимый для того, чтобы доходы от инвестиций покрыли затраты. Необходимо понимать, что в некоторых случаях она может затягиваться на долгие годы. Иногда для иллюстрации рассказывают об одном французском генерале, который пожелал видеть на аллее по дороге к своему дому цветущие деревья. Озадаченный садовник попробовал ему возразить: «Но ведь им потребуется около пятидесяти лет, чтобы начать цвести!». На это  генерал приказал: «Приступайте немедленно! Нельзя терять ни минуты». Для примера рассмотрим торгово-культурные связи Франции и Индии, после чего сравним их с Россией.

 

История взаимоотношений этих двух стран ведет свой отсчет с XVII века, когда в правление французского короля Франциска I была организована первая экспедиция в Индию. Со временем объем торговли все нарастал, а в 1642 году была основана Французская Ост-Индская компания. Французское влияние в Индии росло пропорционально территориальным приобретениям, которые в результате были объединены под названием Французской Индии. На многие годы полуостров Индостан стал полем соперничества европейских колонизаторов. После того, как Индия в 1947 году обрела независимость, встал вопрос о присоединении французских поселений. Этот процесс растянулся на долгие годы, пока, наконец, в 1963 году парламент Франции не ратифицировал договор об объединении.

Стремясь преодолеть застарелые обиды колониального прошлого, Пятая Республика всегда старалась поддерживать тесные торгово-экономические и культурные связи со своей бывшей колонией, рассматривая ее, как источник дешевой рабочей силы и рынок сбыта для своих товаров. В этой связи различные культурные программы и мероприятия подходили для этого как нельзя лучше. С этой целью при посольстве Франции в Дели была создана специальная служба по сотрудничеству, которая занималась продвижением культурных и образовательных программ. Благодаря этому для множества индийских студентов появился реальный шанс получить высшее образование в лучших французских ВУЗах, для чего правительством Франции были учреждены специальные стипендии для студентов. Кроме того, данная служба отвечает за развитие и укрепление культурных связей между двумя странами;  реализацию программ по изучению французского языка, всячески позиционируя его, как язык культуры; оказывает поддержку французским организациям в плане организации всевозможных выставок, симпозиумов.

 

Помимо централизованной помощи специалисты французского посольства способствуют налаживанию контактов между местными властями индийских штатов и отдельными регионами Франции, инициируя партнерство в различных областях, от искусства и до науки, от сотрудничества в сфере градостроительства и заканчивая обороной. Фактически мы сталкиваемся с нормальным государственным лоббизмом. Культура же подходит для этого как нельзя лучше. Поэтому в последние годы мы наблюдаем явную активацию культурных связей Индии и Франции. Так, в Европе проходил фестиваль «Лилль 3000» . Его участники и посетители получили возможность полного погружения в национальную культуру страны, находящейся за много тысяч километров, а основной темой стала «Такая разная Индия». На многочисленных выставках можно было познакомиться с произведениями индийской живописи, фоторепортажами, изделиями из поделочного камня.

 

В Индии также постоянной проходят французские культурные мероприятия  Индии. Для экспозиции в Дели была отправлена выставка работ Пабло Пикассо, которая была специально доставлена на трех транспортных самолетах авиакомпании «Эйр Франс». На ее открытии присутствовало много официальных лиц, как с одной, так и с другой стороны.

В январе 2012 года во время визита индийского министра культуры и жилищного строительства, Кумари Сельджа, во Францию, по итогам его встречи с его французским коллегой, было отмечено, что активизация культурных связей между двумя странами открывает большие перспективы для дальнейшего сотрудничества. Были достигнуты договоренности, связанные с обменами музейных работников, о совместных семинарах, об открытии новых выставок. Помимо этого было подтверждено желание неуклонно следовать условиям Соглашения о культурном, научном и техническом сотрудничестве между правительством Индии и правительством Французской Республики от 1966 года, статьи которого планируется всецело развивать.

Выше мы привели пример того, как тесно могут развиваться культурные связи между двумя странами. Но насколько это может быть выгодно? Неужели имело большой смысл много десятилетий подряд, начиная с 1966 года, вкладывать огромные средства в поддержку культурного обмена, руководствуясь чистым альтруизмом? Действительно ли Франция, получает выгоду от приобщения Индии к своей блестящей моде, изысканному языку, неповторимому искусству?

Получает и еще как! Дело в том, что Франция, вовлекая Индию в сферу своих интересов, в свою культурную ойкумену, делает это полностью и всецело. И тут даже не столько имеет смысл отвечать на поставленный вопрос, ответ на который был уже заранее известен, сколько стоит раскрыть гигантские масштабы выгоды вследствие сотрудничества  в культурной сфере. Необходимо понимать, что обучаясь во французских учебных заведениях, знакомясь с французской культурой, пропитываясь ее духом, молодые индийцы будут всю свою оставшуюся жизнь смотреть на мир через очки во французской оправе. Вольно или невольно, но они будут агентами влияния Франции. И не будем задавать после этого вопросы: с кем потом будут дружить индийцы, куда будут отправлять своих детей, в какую страну приходить со своими инвестициями, с кем заключать выгодные контракты. Мы приведем лишь несколько примеров, почерпнутых нами из информационных лент.

Не так давно Франция и Индия подписали Соглашение о сотрудничестве в сфере «мирного атома», согласно которому будет осуществляться поставка французских атомных реакторов дл возведения новых АЭС. Его реализация позволит справиться ее развивающейся экономике с нехваткой энергетических мощностей. По оценкам экспертов, сумма потенциальных контрактов с Индией за 15 лет может составить 100 миллиардов (!!) евро.

31 января 2012 года победителем международного тендера в Индии на поставку 126 средних многофункциональных боевых самолетов, который продолжался 5 лет, начиная с 2007 года, был объявлен истребитель Рафаль, который выпускается авиационной промышленностью Франции. Для  нее победа в индийском тендере приобрела поистине национальное значение, поскольку неудача в конкурсе грозила закрытием производства. Еще до объявления его результатов, в декабре 2011 года, министр обороны страны, Жерар Лонге, заявил, что отсутствие иностранных заказов на Рафаль будет означать завершение его недолгой истории. Теперь мы можем понять смысл слов президента Франции Николя Саркози, заявившего в интервью телекомпании France TV после обнародования итогов конкурса, буквально следующее: «Значимость столь крупной сделки с Индией для страны выходит за пределы Dassault, за пределы авиации, и придает уверенности всей французской экономике…. Этого дня мы ждали 30 лет». Прямым следствием победы Франции в индийском тендере стало повышение акций Dassault Aviation SA на 18%.

Мы привели только некоторые из недавно заключенных франко-индийских контрактов, почерпнутых нами из открытых источников. Неудивительно, если реальный уровень сотрудничества между двумя странами окажется еще глубже. Для нас является очевидным, что заключение столь стратегических соглашений между Францией и Индией было бы невозможным без налаживания культурных связей, без организации всевозможных фестивалей и выставок, без выделения грантов на обучение студентов, без многолетней кропотливой работы по налаживанию сотрудничества. Да, все это требует вложения средств, причем немалых, в то время как отдачи можно дожидаться очень долго. Их можно уподобить тому, как садовник, разбивая сад, отдает себе отчет в то, что пользоваться плодами собственного труда, доведется, в лучшем случае, его детям, а то и внукам. Однако, как мы показали, полученный в итоге результат, многократно (порой, чуть ли не в десятки раз) покрывает понесенные когда-то затраты. И вот тут перед нами встает вопрос: «Готовы ли мы, перешагнув через соблазн получения сиюминутной прибыли, трудиться ради будущего наших детей»? Франция смогла, а что же Россия?

Куликова Юлия,
Директор Общероссийского общественного культурного проекта АПМИ www.upmerf.ru
Руководитель Всероссийской Программы «Меценаты России» www.культурныйфонд.рф
© 2012, Юлия Куликова (АПМИ)
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

 


[1] В конце XVIII века французская королева Мария-Антуанетта, наблюдая за бунтующим народом, поинтересовалась у своих приближенных: «Почему горожане возмущаются?» В ответ же на то, что им не хватает хлеба и нечем кормить детей, легкомысленно спросила: «А почему они не едят пирожные?» Эта история закончилась печально, королева окончила свои дни на гильотине.

истории к возрождению

Смотреть видео >>

© 2011-2012 КУЛИКОВА Юлия Павловна .

Копирование материалов без согласования с руководством АПМИ запрещеноwww.copyright.ru

© 2012 Все права защищены

Подготовлено:
Дизайн-Студия Сергея Неверова