АПМИ РЕКОМЕНДУЕТ


АПМИ ПРИГЛАШАЕТ

 

Акция ДОБРО ДЕТЯМ 15 ноября!

Анонсы

АПМИ-Партнер Большого Правительства РФ

Фонд Русская Берёза

Фонд Русская Берёза

Видя успешный ход дел Алексея Ивановича, в 1807 году специальным постановлением Сената ему было разрешено подписываться фамилией Перлов, которая до этого была его фамильным прозвищем. Сейчас нам сложно судить, откуда оно произошло. Вероятнее всего их далекие потомки занимались промыслом речного жемчуга («перл» - жемчужина), в изобилии встречавшегося в то время в русле кристально чистой Яузы.

На тот момент Алексей Перлов был вполне состоявшимся купцом и, обладая капиталом около 5000 рублей, принадлежал ко второй купеческой гильдии. Благодаря этому он имел право владеть речными судами, содержать трактиры, вести торговлю. Кроме того, купцы второй гильдии освобождались от подушной подати, поскольку платили 1% сбор со всего капитала. Их не призывали в армию, они освобождались от телесных наказаний.

К моменту своей кончины Алексею Ивановичу было что оставить своим сыновьям, которых у него насчитывалось трое: Иван, Василий и Михаил. Его чайные лавки пользовались большой популярностью. На доходах купцов Перловых почти не отразилась Отечественная война 1812 года. Несмотря на то, что большая часть Москвы была сожжена отступающими французами, торговля в чайных лавках прервалась всего лишь на 3 месяца. Таким образом, мы видим, что совершенно незаметно, за какие-то 20 лет, чай стал для москвичей товаром первой необходимости, без которого уже невозможно было себе представить повседневную жизнь горожан.

К 1816 году действующая торговая сеть уже не справлялись с большим потоком посетителей. И тогда наследники Алексея Перлова решили открыть в Китай Городе большой амбар, через который они поставляли чай оптовым торговцам и мелким лавочникам. «Перловский чай» все больше завоевывал Москву. Не следует полагать, что на этом пути у него не было конкурентов. Как и в любом прибыльном деле, у купцов Перловых были серьезные соперники, среди которых своей оборотистостью выделялся Алексей Губкин. Но простые покупатели оставались в выигрыше именно благодаря жестокой конкуренции между купцами, каждый из которых старался всеми возможными способами старался достичь их расположения.

Виднейшим из сыновей Алексея Ивановича Перлова был Василий. Ему пришлось проявить немало смекалки в деле торговли чаем. Именно по его инициативе была организована компания «Василий Перлов с сыновьями». В середине XIX века в Кяхте сложилась уникальная ситуация. С одной стороны, китайские караваны были освобождены от уплаты таможенных пошлин, вследствие чего товарооборот между нашими странами резко увеличился. С другой, это привело к тому, что через границу беспрепятственно хлынул поток чая такого ужасного качества, что в Китае не стали бы им осквернять заварочный чайник. Проблема усугублялась тем, что, несмотря на многолетний опыт торговли чаем, настоящих специалистов в России не было. Как в этой ситуации отделить зерно от плевел, а хороший чай от плохого? Как добиться поставки товара нормального качества в обход китайского правительства, которое в это время ограничило вывоз дорогих сортов чая? Как справиться с конкуренцией и научить москвичей различать один напиток от другого?

На все эти вопросы настоятельно требовалось дать ответ. Малейшее промедление грозило серьезными убытками. К чести Василия Алексеевича, он с достоинством смог выйти из создавшегося положения. Прежде всего, он начал разделять чай по сортам, каждый из которых отличался по стоимости и качеству. Теперь москвичи получили возможность отличить на вкус один сорт от другого. С этой же целью приказчики получили строгое указание отпускать даже самое минимально количество чая, чтобы посетитель мог выбрать наиболее для себя полюбившийся. Наконец, с целью пропаганды его пользы, банки с чаем украшались красноречивыми изречениями, типа: «Чай не хмельное – не разберет. Чай не пьешь - откуда силу возьмешь? Не ленись, а отличай, где солома, а где чай!». В них в полушутливой форме был заключен серьезный смысл. И простые люди были склонны выпить, скорее, чаю, нежели чего-нибудь спиртного.

По мере роста спроса на чай, среди купцов начали появляться мошенники, которые в стремлении личной наживы не останавливались перед подделками. Под видом обычного чая они предлагали мусор, которого в изобилии можно было набрать на чайных плантациях у тех же караванщиков, которые частенько стремились сбыть товар похуже. Такая практика стала настоящим бичом для честных предпринимателей, подрывая их торговлю. Долгое время чаеторговцы боролись с ними в одиночку, пока, наконец, не обратились за помощью к государству. Поэтому в конце XIX века, с подачи купцов Перловых был принят закон, обязывавший продавать чай исключительно в упаковках, на которых обязательно должна была быть указана фирма и дата фасовки. Во избежание подделок и переклеивания этикеток во время длительного путешествия товара из Китая в Россию, отныне каждый ящик с чаем, каждый отсек трюма парохода и вагон поезда должен был иметь не только письменную маркировку, но и опечатываться свинцовыми товарными пломбами с указанием их владельца.

Стараниями чаеторговцев, среди которых были Перловы, Боткины, Высоцкие, чай все больше входил в обиход москвичей. Вообще же на долю Москвы приходилось не менее 60% от всего поставляемого чая в Россию. Остальное шло в Санкт-Петербург, Нижний Новгород и оседало в помещичьих усадьбах. Со временем потребление чая все возрастало. Так, если в период с 1801 по 1810гг его ввозили по1230 тонн (75000 пудов) ежегодно, то в период между 1820-1840 гг – уже 2300 тонн (140000 пудов), а в 1850 году эта цифра выросла уже до 5900 тонн (360000 пудов), за которые Россия платила около 6 млн. рублей! Это составляло ни много, ни мало 95% от всего китайского экспорта. Но не стоит думать, что царское правительство и русские купцы оставались от такой торговли в убытке. Скорее, наоборот. Ввозная пошлина могла составлять до 120% от реальной стоимости чая. Из этого, с одной стороны можно представить, насколько торговля с Китаем была выгодна государству, а с другой – сколько при этом переплачивал рядовой обыватель. Даже сейчас, когда, казалось бы, чаем никого уже не удивишь, и его можно купить в самом захудалом магазинчике, стоимость качественного чая (в пересчете на 1 килограмм) начинается от 1000 рублей и выше. И, если такую картину мы можем наблюдать даже в наше время, когда правила ВТО охватывают практически все страны мира, ликвидируя барьеры при перемещении товаров и услуг, то можно себе представить уровень переплат за чай 150-200 лет назад.

Получение, не побоимся этого слова, столь астрономических доходов от чаеторговли, заставляло купцов вкладывать часть прибыли в развитие путей сообщения, как обычных дорог, так и железных, развивать и совершенствовать узлы пересадок, защищать торговые пути от «лихих людишек». Вместе с этим развитие торговли приводило к заселению некогда малолюдных и необъятных пространств Сибири. Это способствовало ее освоению. Купцы играли в нем первостепенную роль.

Тем временем, дела у Василия Перлова шли в гору. Если начинал он свою деятельность, будучи купцом второй гильдии, то уже к 1830 году смог перейти на ступень выше. Вступление в первую купеческую гильдию давало право вести торговлю не только в розницу, но и оптом; не только в России, но и за ее пределами. Кроме того, купцы высшего сословия имели право основывать собственные производства. За свои заслуги перед Москвой 1836 году он был удостоен звания почетного потомственного гражданина, т.е. его звание принадлежало всем нисходящим членам семьи.

Возглавляемая им фирма «Василий Перлов с сыновьями», основанная в 1860 году, приносила стабильный доход, по уровню которого они недалеко отставали от таких дельцов, как Морозовы и Рябушинские. Династия Перловых имела в собственности 88 магазинов не только в России, но и на Западе. В последней трети XIX века их компании удалось осуществить полномасштабное «вторжение» в Европу. Вот, уж чего-чего, а конкуренции от предприимчивых русских мужиков, чопорные англичане, издавна торговавшие на континенте индийским чаем, ожидать никак не могли. Ведь ранее подобное не удавалось ни одной русской торговой организации. Тем неприятнее стала для них навязанная Перловыми конкуренция в городах Европы. В 1881 году открывается магазин китайского чая в Вене. В 1886 году – в Берлине. В 1891 – в самом Париже. В конце XIX века они смогли получить почетное звание поставщиков чая для императорского двора Габсбургов (правящая династия Австро-Венгрии), короля Румынского, князя Черногорского и Великого герцога Нассауского (королевская династия в Люксембурге). Так о купцах Перловых узнали многие европейцы, которые все чаще стали выбирать ароматный китайский чай вместо приевшегося индийского.

В Москве же им принадлежали 14 крупных чайных магазинов, расположенных на центральных улицах. К сожалению, время безжалостно распорядилось с наследием чайной империи. Ныне мы можем любоваться только знаменитым домом на Мясницкой и зданием на Проспекте Мира (бывшая первая Мещанская улица), о которых речь пойдет ниже.

В XIX веке московские домовладения купцов Перловых постоянно разрастались. До 1835 года сыновья Алексея Ивановича Перлова жили в доме отца, расположенном на Алексеевской улице. Первым из родительского гнезда выпорхнул старший сын, Михаил Алексеевич. Впоследствии, согласно завещанию, ему отошло владение основателя купеческой династии в Рогожской слободе. В 1836 году другие два брата, Иван и Василий Перловы, купили усадьбу на Первой Мещанской улице (ранее здесь располагался приход несохранившейся до наших дней церкви Адриана и Натальи). Она была расположена неподалеку от знаменитой Сухаревской башни, снесенной по приказу Лазаря Кагановича в тридцатые годы. Ранее дом на Мещанской улице принадлежал Ивану Кошелеву, сын которого, Александр, стал известным представителем религиозно-философского течения славянофилов.

После смерти Михаила Алексеевича его владение отошло в пользу главы фирмы, Василия Перлова, и его потомкам. Именно сюда они переместили свое фамильное дело. Позже, в конце XIX века, по проекту известного архитектора Романа Клейна (кстати, сам он тоже являлся выходцем купеческого семейства, а его талант зачастую оказывался востребованным именно торговыми династиями, видевшими в нем «своего») усадьба была перестроена в пятиэтажный доходный дом. В нем одновременно были расположены фирменный магазин, деловая контора братьев Перловых, собственная чаеразвесочная фабрика, жилые помещения. Ну, и как подобает всякому доходному дому, часть его квартир сдавалась в аренду. Такая организация жизни, что называется, без отрыва от производства, когда торговцы старались жить и работать в одном месте, являлась очень распространенной среди купцов, даже небольших. И сейчас в Российской глубинке мы можем встретить характерные дома еще дореволюционной постройки с первым каменным (более дорогим, для магазина) и вторым деревянным (более дешевым, для семьи) этажами. При этом дорога на работу была протяженностью всего… в один лестничный проем. Перспектива потерять на пожаре одновременно, торговую лавку и семью, мало кого пугала, поскольку чаще всего потеря первой автоматически вела к разорению второй. Ну, а дом купцов Перловых на Первой Мещанской имел более счастливую судьбу. Он сохранился до наших дней, и теперь мы можем его увидеть на современном Проспекте Мира неподалеку от Сухаревской площади.

В 1869 году скончался Василий Алексеевич Перлов, как никто другой потрудившийся на ниве развития чайной торговли, да и не только в ней. Он всегда отличался невероятной кипучестью. Казалось, от его внимания не ускользала ни одна сфера деятельности. В 1816-19 гг он являлся гласным Московской шестигласной думы от купеческого сословия (в наши дни это равноценно должности депутата в Московской городской думе). Затем, в период с 1831 по 1834 гг, Василий Алексеевич трудился на должности заседателя Первого департамента Уголовной палаты (здесь занимались рассмотрением уголовных дел).

В другое трехлетие (1840-43 гг) он состоял Заседателем Приказа общественного призрения. Они были созданы императрицей Екатериной II и, по сути, являлись «министерством благотворительности», поскольку в их обязанности входило: организация школ, приютов для сирот, богаделен, работных домов, домов для неизлечимо больных (прообраз современных хосписов) и для сумасшедших (смирительные дома). Приказы общественного призрения получали значительные средства на благотворительные цели, как от государства, так и от частных лиц. На занимаемой должности Василий Алексеевич проявил себя в высшей степени похвально. Тем более, что он являлся членом-благотворителем Московского коммерческого училища (в наши дни в его здании расположен основной корпус Московского лингвистического университета) и понимал, насколько важным для России, для ликвидации ее отставания от Запада, является развитие системы образования.

Поскольку к середине XIX века Василий Перлов зарекомендовал себя не только, как государственный деятель, много сделавший для своего родного города, но и как прирожденный купец, в середине пятидесятых годов XIX века его назначают директором конторы Коммерческого банка, а позже и членом Московского отделения Коммерческого Совета торговли и мануфактур при Министерстве финансов Российской империи. Его отделения присутствовали в Москве, Санкт-Петербурге и других, наиболее крупных городах страны. В нем он был одним из представителей купеческого сословия. На последней должности Василий Алексеевич трудился не покладая рук, фактически, до своей кончины.

После его смерти компания «Василий Перлов с сыновьями» досталась по наследству его первенцу, Семену Васильевичу, который вместе с ней унаследовал и большой дом на Первой Мещанской улице. Другой сын, Сергей, после семейного раздела основал собственное дело, которое он назвал Товарищество чайной торговли «Сергей Васильевич Перлов и Ко». Оно разместилось на Мясницкой улице в доме, приобретенным его отцом в середине XIX века. Там же он открыл и собственную чаеразвесочную фабрику. Таким образом, за короткий промежуток времени в Москве образовалось несколько торговых компаний, принадлежавших братьям Перловым. И, надо отметить, конкуренция между чайными компаниями на Мещанской и Мясницкой была достаточно серьезной.

Куликова Юлия,
Директор Общероссийского общественного культурного проекта АПМИ www.upmerf.ru
Руководитель Всероссийской Программы «Меценаты России» www.культурныйфонд.рф
© 2012, Юлия Куликова (АПМИ)
Перепечатка или иное полное или частичное воспроизведение материала разрешается только при наличии письменного разрешения автора.

истории к возрождению

Смотреть видео >>

© 2011-2012 КУЛИКОВА Юлия Павловна .

Копирование материалов без согласования с руководством АПМИ запрещеноwww.copyright.ru

© 2012 Все права защищены

Подготовлено:
Дизайн-Студия Сергея Неверова